ПРОЦЕССЫ АНАЛИТИКО-СИНТЕТИЧЕСКОЙ МЫСЛИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 3 страница

Вкусовые представления. Вкус: соли, лимона, уксуса, кофе, молока, меда, груши, газированной воды, изюма, земляники.

Двигательные- представления. Качание на качелях. Кружение на месте. Твист. Плавание. Прыжок вверх. Падение вперед. Сжимание кулака. Произнесение слова «пятнадцать». Поворачивание ключа в замке. Прощальный взмах руки.

Конкурсы-испытания' За четыре минуты

Напечатанные ниже слова разбейте на тринадцать групп по три слова в каждой, причем каждую группу (триаду) должно объединять что-то общее, например: слова «пруд», «озеро», «море» можно включить в одну триаду, так же как и, скажем, слова «веселье», «отдых», «воскресенье».

Слова выписывать не надо,, так как на всю работу вам отпущено всего четыре минуты, выписывайте только порядковые номера слов в триадах, например: 1 — 7 — 22.

1) красный

2) песня

3) платина

4) радио

5) луна

6) молодость

7) белый

8) спица

9) нож

10) грузило

11) вода

12) слива

13) крючок

14) утка

15) ноты

16) лимон

17) газеты

18) леска

19) колесо

20) спутник

21) яблоко

22) зеленый

23) лед

24) апельсин

25) вилка

26) .солнце

27) красота
28) гусь'
29) телевидение
30) серебро
31) мандарин
32) гитара
33) ложка
34) здоровье
35) пар
36) золото
37) велосипед
38) курица
39) груша

Поиск закономерностей

Какая из восьми пронумеро­ванных фигур должна занять сво­бодное место в третьем ряду верх­него рисунка?

Кто слесарь?

Работающие на заводе Токарев, Слесарев, Кузнецов и Столяров по профессии токарь, слесарь, кузнец и столяр. Однако ни у одного из них профессия не соответствует фамилии.

Когда я захотел узнать про­фессию каждого, то на заводе мне сообщили следующее: Токарев ра­ботает столяром, Слесарев — то­карь, Кузнецов не столяр, Столяров не кузнец.

Эта информация показалась мне не совсем точной, так как Кузнецов по специальности не кузнец. Поговорив с самими рабочими, я установил, что три из четырех сообщений не соответствовали действительности. Определите фамилию слесаря.

Девять точек

Через девять точек проведите четыре прямых отрезка, не отрывая руки и не проводя дважды по одной линии,

В случае затруднения — подсказка: перечитайте с. 130. Вторая подсказка: попробуйте выйти за пределы плоскости, очерченной точками.

—, _ Прочтитеправильно

Перед вами фразы, в которых перепутан поря­док слов. Как быстро сумеете вы прочесть все предложения? • • 1. Весит, трех, «Электроника», не, телевизор, бо-

лее, килограммов.

2. Обратно, периоду, процесса, пропорциональ­на, частота, периодического.

3. Пожалуй, не, формой, человека, восхищался, • • 9 бы, снежинок, который, нет, изумительной, найдется.


4. Две, цифры, да, единица, счисления, всего, нуль, в двоичной системе.

5. Загрязнение, растений, и, рек, и, морей, делает, рыб, непригодными, для,

их, жизни.

Прочтите отрывок из стихотворения А. С. Пушкина «Осень» (1833). Выделите этапы и особенности творческого процесса, описанные поэтом.

Как решать задачу

(Прочти рецепты в пословицах)

1. Чтобы решить задачу, необходимо в первую очередь... понять ее. Кто плохо понимает, плохо отвечает.

Обдумай цель, прежде чем начать.

С началом считается глупец, о конце думает мудрец.

2. Чтобы решить задачу, надо... сильно захотеть этого. Где есть желание, найдется путь.

3. Главное в решении задачи — составить план, наметить правильный ход

решения.

Усердие — мать удачи.

Перепробуй все ключи в связке.

У знатока, возможно, не больше мыслей, чем у неопытного человека, но он лучше взвешивает достоинства своих мыслей и умеет лучше использовать их.

Мудрый превратит случай в удачу.

4. К осуществлению плана следует приступать своевременно: только тогда, когда он созреет, но не раньше.

Проверь, прежде чем прыгать.

Испытай, потом доверяй.

Учти, что желаемое мы охотно принимаем за действительное.

5. Возвращайся к уже решенной задаче. Вторые мысли самые лучшие.

6.Итак: настойчивость, надежда, успех! Подберите сами пословицы и поговорки на эту тему.

Задание-диспут. Сравните следующие моральные понятия Настойчивость и упрямство; скромность и застенчивость; гордость и тще­славие; самолюбие и себялюбие.

Определите элементы анализа и синтеза в рассуждениях, которыми вы будете пользоваться при обсуждении.

Глава 8 ВНИМАНИЕ

...Внимание есть именно та дверь, через которую проходит всё, что только входит в душу человека из внешнего мира.

К- Д. У ш и некий

Понятие о внимании.Психическую жизнь личности нередко сравнивают с потоком из образов воспринимаемых предметов и явлений, мыслей и чувств, впечатлений от них, воспоминаний о том, что было, и образов представляемого будущего. В этот поток беспрерывно вливаются все новые и новые ручейки, порожденные нашей деятельностью в окружающем мире, общением с другими людьми, изменениями в собственном психическом и физическом состояниях и т. д. Почему же наша психическая деятельность все же не превращается в половодье, а течет по определенному руслу, удерживается в том или ином направ­лении? Эта упорядоченность достигается благодаря особому свойству психики, которое называется вниманием.

Внимание—это направленность психической деятель­ности человека, ее сосредоточенность на объектах, имею­щих для личности определенную значимость.

Внимание обычно не считают особым психическим процессом, как восприятие, память или мышление. Зато оно как бы «жертвует собой» ради них и обеспечивает успешную и четкую работу нашего сознания. Нельзя быть внимательным вообще. Внимание всегда проявляется в определенных конкретных психических процес­сах: мы всматриваемся, вслушиваемся, принюхиваемся, мы обдумы­ваем задачу или, забыв обо всем на свете, пишем сочинение. Внимание может быть направлено на объекты внешнего мира или на собственную внутреннюю жизнь.

Внимание не только создает наилучшие условия для психической деятельности, но и несет сторожевую службу, помогая человеку своевременно реагировать на различные изменения в окружающей среде и в собственном организме.

Физиологические основы внимания.Из курса анатомии и фи­зиологии вы знаете, что, как указывал И. П. Павлов, раздра­жители, сигналы, поступающие в мозг, вызывают ориенти­ровочно-исследовательскую реакцию, рефлекс «что такое?». Орга­низм готов к неожиданностям, готов ответить на новые обстоя­тельства той или иной формой поведения. Говоря психологи­ческим языком, животное или человек становится вниматель­ным к тому, от чего можно ждать каких-то «сюрпризов». Потом придет оценка важности наступившего события, станет ясно, стоило ли прерывать текущую деятельность, но пока необ­ходимо на мгновение оставить все дела, присмотреться, насто-


рожиться, прислушаться. Тревожный сигнал в нашем мозгу загорелся... Дальше, в зависимости от оценки, сигнальная лампочка либо погаснет, либо включатся более мощные систе­мы, одни шлюзы закроются, другие откроются, и поток психической жизни ринется по новому руслу.

Концентрация психической деятельности в определенном направлении и одновременное отвлечение от всего остального достигается благодаря закону взаимной индукции нервных процессов возбуждения и торможения в коре больших полушарий головного мозга, с которыми вы знакомились в курсе анатомии и физиологии. Возникший под воздействием внешнего сигнала очаг возбуждения в коре больших полушарий вызывает торможение в других участках коры. Так обеспечиваются оптимальные, т. е. наилучшие, условия для восприятия или обдумывания того, на что направлено внимание. И. П. Павлов в работе «Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (пове­дения) животных» очень образно описывал этот процесс: «Если бы можно было видеть сквозь черепную крышку и если бы место больших полушарий с оптимальной возбудимостью светилось, то мы увидали бы на думающем сознательном человеке, как по его большим полушариям передвигается постоянно изменяющееся в форме и величине причудливо неправиль­ных очертаний светлое пятно, окруженное на всем осталь­ном пространстве полушарий более или менее значительной тенью.

С этими павловскими представлениями о физиологических механизмах внимания хорошо сочетается принцип доминанты, вы­двинутый замечательным русским физиологом А. А, Ухтомским. В нервной системе под влиянием внешних или внутренних причин возникает очаг возбуждения, который на определенное время под­чиняет себе остальные участки, доминирует, господствует над ними, управляет поведением. «Пока доминанта в душе ярка и жива,—■ писал А. А. Ухтомский,— она держит в своей власти поле душев­ной жизни».

Вы, наверное, уже заметили, что в этих словах Ухтомского дано прекрасное описание диалектики всей психической жизни личности, здесь разгадка увлеченности, «одной, но пламенной страсти», вдохновения, интуиции, неожиданных для самого человека открытий. И все это богатство так или иначе связано с вниманием. (Кстати, не забыли ли вы>, уважаемые читатели, что психика целост­на и в ней все со всем сцеплено и все от всего зависит?) Для того чтобы направить психическую жизнь человека по определенному руслу и удерживать ее в заданном направ­лении, необходимы не только внутренние психофизиологические условия, но и внешние. Опытный учитель, да и любой более или менее наблюдательный человек (наблюдательность зависит имен­но от особенностей внимания; об этом мы поговорим чуть дальше), всегда по внешнему виду определит, внимателен ли

субъект к тому, что ему говорят или показывают, или к тому, чем он в данный момент занят. Когда человек во что-то внимательно всматривается, он весь как бы подается к объ­екту восприятия, глаза широко раскрываются, остальные движения затормаживаются. Когда человека что-то изумляет, это опять-таки четко выражается в мимике внимания. Здесь внимание, как говорил Ч. Дарвин, обнаруживается «легким приподнятием бровей. Когда внимание переходит в чувство неожиданности, то поднятие бровей становится энергич­нее, глаза и рот сильно раскрываются... Степень раскрытия этих двух органов соответствует интенсивности чувства не­ожиданности».

Вы, наверное, уже вспомнили в связи с этим известное выражение: «Слушает открыв рот от удивления».

Совсем иначе выражается внимание, направленное на собствен­ные мысли и переживания: брови чуть сдвинуты, веки опущены — человек как бы всматривается внутрь себя, как говорят, «погру­жен в себя».

Напряженно размышляющий, внимательно слушающий или разглядывающий человек не делает лишних движений, все должно быть подчинено главному. Недаром время от времени учителю приходится напоминать: «Иванов, не вертись!» Все ясно: лишние, хаотические движения означают, что внимание переключилось с главного дела на что-то побочное. В то же время только деятельный человек по-настоящему внимателен.

Пока человек занят серьезным делом, ему ке надо напоминать о внимании. Великий режиссер ,/С. С. Станиславский, который в книге «Работа 'актера над собой» целую главу посвятил внима­нию, говорил, что внимание к объекту вызывает естественную потребность что-то сделать с ним. Дейст-1 вие же еще более сосредоточивает внимание на объекте. Таким образом, внимание, сливаясь с действием и взаимно переплетаясь, создает крепкую связь с объектом.

Виды внимания. В самом деле, трудно заставить себя быть внимательным к чему-то, с чем ничего нельзя сделать, что не вызывает нашей внешней или внутренней активности. Впрочем, есть предметы и явления, которые как бы приковывают к себе внимание, иногда даже вопреки нашему желанию. Итак, в одном случае надо заставить себя быть внимательным, а в другом — предмет «сам» обеспечивает внимание, заставляет на себя смотреть, слушать и т. д. Фактически здесь речь идет о двух различающихся видах внимания — произвольном и непроиз­вольном.

С таким делением психики человека мы уже сталкивались, когда речь шла о процессах памяти: одно «само запоминается», другое «надо запомнить и выучить», одно «само вспомни­лось», другое требует активного припоминания. Тогда же


мы указывали и на связь памяти с вниманием. А теперь уточним: «само» запоминается то, на что направлено непроизволь­ное внимание; то, что надо запомнить, нуждается в произ­вольном внимании.

При непроизвольном внимании поток психической жизни, психическая деятельность человека устремляются в том или ином направлении как бы сами по себе, без сознательных волевых усилий личности, без предварительного намерения. Недаром этот вид внимания иногда называют непреднамеренным и пассивным. Непроизвольное внимание возникает под влиянием двух рядов факторов: внешних — особенностей предметов и явлений — и внутренних — отношения личности к тем или иным фактам, явлениям, предметам, событиям, благодаря которому они и становятся привлекательными.

Среди внешних причин непроизвольного внимания большую роль играет сила, интенсивность раздражителя. Сильный звук, яркий цвет, острый запах — все это невольно заставляет обратить внимание на предмет, обладающий соответствующим качеством. При этом следует учитывать не только абсолютную, но и относительную силу раздражителей и особенно контраст между ними. Звук шагов следующего вслед за вами человека едва ли привлечет к себе внимание днем на людном перекрестке, зато окажется весьма сильным раздражителем ночью.

Привлекает внимание все необычное, пульсирующее, движущееся. На этих закономерностях непроизвольного внимания построена реклама и средства наглядной пропаганды.

Но почему тихий голос дорогого человека привлекает внимание значительно сильнее, чем могучий бас известного певца, почему Любопытный из басни Крылова разглядел в кунсткамере крошечных букашек, мошек, таракашек, зато «не приметил» слона?.. Почему?.. Впрочем, вы уже, конечно, поняли, что мы пере­шли к другой группе факторов, обусловливающих непроизвольное внимание, к причинам, зависящим от самого субъекта, от его интересов, чувств, потребностей, профессии и т. д. Привлекает к себе внимание то, что имеет для личности постоянную или временную значимость. Французский психолог Т. Рибо писал, что характер непроизвольного внимания коренится в глубоких тайниках нашего существа. Направление непроиз­вольного внимания данного лица обличает его характер или, по меньшей мере, его стремления. Основываясь на этом признаке, мы можем вывести заключение относительно дан­ного лица, что это человек легкомысленный, банальный, ограничен­ный, или чистосердечный и глубокий. Красивый солнечный закат привлекает внимание художника, действуя на его эстетическую жилку, тогда как поселянин в том же закате видит лишь приб­лижение ночи; простые камни вызывают любознательность геолога, между тем как для профана это только булыжники, и ничего более.

Иными словами, скажи мне, что обращает на себя твое вни­мание, и я скажу, кто ты...

Пожалуй, с еще большим основанием можно утверждать другое: скажи, на что ты обращаешь свое внимание, и я скажу, кто ты. Здесь речь идет уже о другом виде внимания — про­извольном, преднамеренном, активном. Если внимание не­произвольное есть и у животных, то произвольное внима­ние возможно только у человека, и возникло оно благодаря сознательной трудовой деятельности. Для достижения определенной цели человеку приходится заниматься не только тем, что само по себе интересно, приятно, занимательно, делать не только то, что хочется, но и то, что необходимо. «Кроме напряжения тех - органов, которыми выполняется труд,— писал К. Маркс,— в течение всего времени 'труда необходима целесообраз­ная воля, выражающаяся во внимании, и притом необходима тем более, чем меньше труд увлекает рабочего своим со­держанием и способом исполнения, следовательно чем меньше рабочий наслаждается трудом как игрой физических и интеллекту­альных сил»17.

Произвольное внимание — это внимание, связанное с созна­тельно поставленной целью, с волевым усилием. Уровень развития такого внимания характеризует не только направлен­ность интересов человека, но и его личностные, волевые качества: ведь если непроизвольным вниманием, так сказать, командуют, распоряжаются внешние объекты, то хозяином произвольного внимания является сама личность. Формула здесь простая: «Мне надо быть внимательным, и я заставлю себя быть внимательным, несмотря ни на что».

Внешние условия влияют и на организацию произвольного внимания. Труднее заставить себя быть внимательным в не­привычной обстановке, когда появляется много дополнитель­ных конкурирующих раздражителей. Поэтому лучше всего ра­ботается тогда, когда есть четкий режим, хороший ритм работы, когда рабочее место (пусть это даже рабочий стол или парта) специально подготовлено (ничего лишнего), когда сильные по­сторонние раздражители устранены.

Едва ли удастся сосредоточиться, если . на всю мощность включен магнитофон или рядом товарищи обсуждают какую-то животрепещущую, но совершенно постороннюю по отношению к вашей работе проблему. В то же время не стоит требовать полной, «стерильной» тишины или терроризировать окружающих истерическими возгласами: «Тише! Мешаете!» А ведь люди с таким ианеженным вниманием встречаются. Иногда стремление избавиться от отвлекающих раздражителей становится болезненным. Французский писатель М. Пруст приказал обить стены своего кабинета пробкой, но даже в такой тщательной изоляции он не мог работать днем, опасаясь шумов.

С другой стороны, известно немало примеров, свиде-


тельствующих о том, что даже сложная творческая деятель­ность может протекать в совсем, казалось бы, ' неподхо­дящих условиях. Исследователь психологии творчества польский писатель Я- Парандовский в очень ин­тересной книге «Алхимия слова» рассказывает о писателях и поэтах, которые обладали спо­собностью абстрагироваться от любого окружения. Такие умудряются писать среди шума, гама, суе­ты — в казармах, в канцеляриях, на вокзале, в редакции. К ним принадлежал Сенкевич, который за столиком кондитерской в Закопане набрасывал на бумагу приключения Кмицица*.

Здесь многое зависит и от состояния здоровья, и от -при­вычного стиля деятельности. Очень важно найти свой, т. е. наиболее благоприятный именно для тебя, режим, ритм и внешние условия работы. Чаще всего соответствующий стиль вырабатывается как бы сам по себе. Но иногда его при­ходится искать методом проб и ошибок. Один -мой знако­мый — молодой талантливый научный работник — удивляет окру­жающих, например, такими резкими переходами: был пери­од, когда он плотно заклеил окна в комнате и, добившись полного затемнения, писал только при искусственном освещении в абсолютной тишине. На следующем этапе он работал за столиком в людном кафе на одной из центральных москов­ских улиц. Думается, что в конце концов победит тради­ционный письменный стол в собственной квартире...

Дополнительные раздражители могут порой не только не мешать работе, но даже способствовать концентрации внимания. Дело в том, что, когда в центральной нервной системе существует доминирующее возбуждение, посторон­ние (не слишком сильные, конечно!) раздражители "создают дополнительные субдоминантные очаги, которые как бы притягиваются к главному, отдают ему свою энергию, усили­вают, укрепляют доминанту. Именно поэтому тихая музыка, рабочий шумок, нормальные уличные шумы часто помогают сосредоточиться. Этот закон, кстати сказать, исполь­зуют инженерные психологи, разрабатывая программы функ­циональной музыки, которую транслируют в цехах промышлен­ных предприятий. В зависимости от характера труда музыка, конечно, должна быть разной по жанру и силе звучания. Основные виды внимания — непроизвольное и произволь­ное — тесно связаны между собой и порой переходят друг в друга. Наверное, каждый испытывал эти взаимные пере­ходы на себе. По телевидению идет любимая передача — «Клуб путешественников». Но к завтрашнему дню необходи-

* Речь идет о замечательном польском писателе Генрике Сенкевиче (1846—1916), авторе романов «Огнем и мечом», «Крестоносцы», «Пан Володыевский» и др.

мо дописать домашнее сочинение. Вы заставляете себя выключить телевизор, нехотя раскрываете тетрадь, с напря­жением вчитываетесь в написанные накануне строки... «Нет, не то... А- что если попробовать так... А ведь на самом деле — эти «лишние люди» напоминают некоторых наших совре­менников — говорят красиво, а толку от них никакого...» И уже исчезло все вокруг, вы увлечены работой, и в усилиях для поддержания внимания уже нет надобности. Как назвать это новое состояние? По происхождению и по сохранившейся сознательной цели она напоминает произ­вольное, а по характеру деятельности, по яркости и по тому, что оно не утомляет человека^— непроизвольное внимание. Со­ветский психолог Я. Ф. Добрынин назвал этот вид внимания послепроизвольным.

В любой сознательной деятельности постоянно перепле­таются все виды внимания. И каждый из них имеет свои цен­ные качества. Обращаясь к учителям, К- Д- Ушинский советовал использовать и непроизвольное, и произвольное внима­ние. Его советы, как мы дальше увидим, полезны для каждо­го: «Конечно, сделав занимательным свой урок, вы можете не бояться наскучить детям, но помните, что не все может быть занимательным в ученье, а непременно есть и скучные вещи, и должны быть. Приучите же ребенка делать не только то, что его занимает, но и то, что не занимает,— делать ради удовольствия исполнить свою обязанность» (подчеркнуто нами. — Я- /0).

Замените слова «приучите же ребенка» (они понадо­бятся вам позже, на следующем этапе вашей жизни) словами «самого себя» и получите прекрасную программу само­воспитания внимания.

Основные свойства внимания.Внимание отвечает не только за направление потока психической жизни человека, но и за другие его важные особенности. Действительно, поток может двигаться по широкому или узкому руслу. От этого, как мы знаем, будет зависеть его энергия; определенное направление может удерживаться длитель­ное или короткое время, при этом в разных условиях переключение потока из одного русла в другое может осуществляться с различной скоростью и требовать неодина­ковых усилий; поток психической жизни- ояособен иногда как бы раздваиваться и устремляться по параллельным или не очень па­раллельным дополнительным каналам; наконец, струи этого пото­ка не текут плавно и безмятежно, а как бы пульсируют в своих берегах. Сложная динамика психической жизни человека выражает­ся в основных свойствах внимания.

Особое значение для достижения успеха & любой деятельности имеет сосредоточенность и устойчивость внимания, которые ха­рактеризуют глубину, длительность и интенсивность психической


деятельности человека. Именно сосредоточенность и устойчивость отличают людей, страстно увлеченных делом, умеющих ради ос­новного отключиться от многочисленных побочных раздражи­телей.

Перечитайте описания процесса вдохновенной творческой дея­тельности, помещенные в предыдущей главе, и вы убедитесь в правильности слов австрийского писателя С. Цвейга, ко­торый говорил о великой тайне «безраздельной сосредото­ченности, создающей художника и ученого, истинного мудреца и подлинного безумца...»

Даже при очень устойчивом и сосредоточенном внимании всег­да есть кратковременные непроизвольные изменения сте­пени его интенсивности, напряженности. Это колебания внимания.

Поднесите к уху часы и вы заметите, что тиканье их то усиливается, то ослабляется и вдруг на мгновение вообще исчезает. Колебания внимания легко наблюдать и при зри­тельных восприятиях с помощью двойственных изображе­ний. Что вы видите на рисунке: вазу на черном фоне или два профиля на белом? Как только человек увидит оба изображения, в силу всту­пают колебания внимания: изображение как бы пульсирует — вы видите то вазу, то про­фили.

Двойственным является и изображение усеченной пирамиды. Она кажется то вы­пуклой, обращенной вершиной к зрителю, то углубленной с уходящей вдаль задней стенкой. И опять-таки здесь налицо колебания внима­ния: стенка как бы то приближается, то уда­ляется от зрителя. Впрочем, колебания можно снять, если не просто рассматривать фигуру, а поставить перед собой новую, более сложную задачу. Представим себе, что перед нами изоб­ражение комнаты, которую необходимо обста­вить: справа поставим стол и стулья, слева на стену хорошо бы повесить картину, на пол постелить ковер, на потолок — хорошо бы люстру и т. д. Пока вы «обставляете» комнату, колебаний внима­ния не будет... Из этого опыта можно сделать выводы, каса­ющиеся сохранения устойчивости внимания: необходима внешняя и внутренняя активность личности, надо ставить перед собой все новые и новые задачи.

Как заставить себя, например, для полного усвоения несколько раз внимательно прочитать один и тот же текст — статью или параграф учебника? Этого можно до­биться, если перед каждым повторным чтением ставить' новые задачи. Сказать себе: «Первый раз читаю для общего ознакомления, теперь прочту, чтобы усвоить логику доказательств,

которые приводит автор, дальше важно понять, как этот материал связан с предыдущим», и т. д. Иными словами, надо учиться смотреть даже на знакомые явления с новой точки зрения.

В этом случае устойчивость внимания сочетается с другим его важным качеством — переключав мост ыо. Способность к пере­ключению внимания проявляется в быстром переходе от одной деятельности к другой, в переносе внимания с объекта на объект. Хак, водителю автобуса или троллейбуса постоянно приходится переключать внимание с показаний приборов на светофоры, встреч­ный транспорт, дорожные знаки.

Некоторые операции водитель выполняет одновременно. Здесь проявляется такое свойство внимания, как распределение — спо­собность одновременно выполнять несколько видов деятельности. Ученик, который пишет диктант, одновременно слушает учителя, записывает текст, вспоминает правила и, что греха таить, порой советуется с товарищем, а то и просто заглядывает в чужую тетрадь.

Распределение внимания — очень важное качество человека. Недаром историки специально зафиксировали эту способность у Наполеона и других государственных деятелей. Один французский психолог прошлого века удивлял окружающих тем, что читал вслух одно стихотворение и в то же время писал другое. Он умел, декламируя стихи, письменно выполнять сложные арифмети­ческие действия. Попробуйте, может быть, и у вас получится.

Анализ видов деятельности, которые человек выпол­няет одновременно, обнаруживает, что фактически полно­го внимания требует только одна из них. Остальные осу­ществляют как бы автоматически. Мы способны сразу и писать, и слушать только потому, что процесс письма у нас автоматизирован и может управляться частично затормо­женными нервными центрами, а слушанием и пониманием управляет то «светлое пятно» в коре больших полушарий головного мозга, о котором говорил И. П. Павлов. Заставьте написать диктант первоклассника, который едва научился гра­моте. Ему это не под силу: процесс письма поглощает все его вни­мание.

Важное свойство внимания — его объем. Он измеряется ко­личеством объектов, которые человек способен воспринять, схва­тить при одномоментном предъявлении. В психологических лабо­раториях объем внимания у испытуемых определяется с помощью специального прибора — тахистоскопа (название произошло от древнегреческих слов: «тахис» — быстро, «скопео» — смотрю). На экране очень короткое время экспонируют буквы, цифры, рисун­ки, а затем подсчитывают число воспринятых элементов. Обыч­но человек схватывает от трех до шести разрозненных объек-

| ТОВ.

В жизни трудно определить, за счет какого именно качества внимания достигается успех в деятельности: большого объема


внимания или быстрой переключаемости. Точно так же то, что кажется результатом успешного переключения, на са­мом деле может зависеть от хорошего распределения внима­ния и т. д. Поэтому, когда о ком-то говорят как о внимательном человеке, имеют в виду целостную характеристику, а не отдельное свойство.


9539331688423715.html
9539346408409177.html
    PR.RU™